April 2nd, 2012

За арест Pussy Riot блогеры припомнили патриарху Кириллу всё

Новость на Newsland: За арест Pussy Riot блогеры припомнили патриарху Кириллу всё

Основной темой обсуждения на минувшей неделе стала роль церкви в нашей жизни. Многие блогеры находят, что в последние годы она, эта роль, стала чересчур гипертрофированной для светского государства. Причем усиление позиции церкви происходит отнюдь не естественным путем, а насаждается властью искусственно, в дополнительный институт которой и превращается пресловутая "духовность". Поводом к обсуждению в "постные" дни стало, с одной стороны, продолжающееся преследование феминистской панк-группы Pussy Riot, с другой — скандал вокруг квартиры патриарха Кирилла в роскошном Доме на набережной.

"Не знаю, что подсказало участницам группы Рussy Riot идею акции в храме Христа Спасителя (ХСС), — пишет один из лидеров национал-демократов Алексей Широпаев. — Скорее всего, безошибочная артистическая интуиция.

Антипутинский панк-молебен в ХХС — это вызов не только Путину и системе его власти, но и официозной церковности, сросшейся с этой властью, с этим государством.

ХХС — зримое воплощение торжествующей государственной церкви, стремительно и органично заполнившей идеологический вакуум, возникший после ухода КПСС. Именно РПЦ помогла значительной части постсоветского населения преодолеть кризис идентичности: советские стали "православными". Главное, что при этом они сохранили возможность получать простые ответы на сложные вопросы, поскольку смысловая матрица их сознания не изменилась: Запад остался врагом, Россия, как и раньше, идет своим особым путем. "Православность" для многих стала легитимацией инаковости — разумеется, в отношении Запада, его ценностей и всего строя его жизни. При помощи РПЦ советское как бы вернулось в российское…

Реакция на Рussy Riot — и государства, и значительной части общества — показывает, насколько Россия далека от перечисленных факторов цивилизованной жизни. Девчонки брошены в тюрьму всего лишь за неканоническую молитву об избавлении от власти Путина и гэбэшных попов. Отстаивая свободу девушек, мы отстаиваем свой разум (и разум в принципе) перед лицом дремучего клерикально-полицейского мракобесия. Свое право жить в современном мире, а не в перманентных средних веках, где властвуют монарх, феодалы и попы".

"На мой взгляд, оправдание действий власти, солидаризация с ней в данной истории — одна из крупнейших пиар-ошибок за весь постсоветский период истории церкви,

сопоставимых разве что с получением льгот на ввоз алкоголя и табака в начале 90-х годов, — оценивает масштаб случившегося главный редактор журнала "Босс" Александр Полянский. — "Табачную" историю до сих пор припоминают как Русской церкви в целом, так и конкретно нынешнему патриарху, который, кстати, не был автором идеи. Так же будут помнить и "ловушку Pussy Riot".

Ведь СИЗО для девушек из панк-группы — это был сигнал церкви со стороны власти: "За то, что вы нас поддерживаете, мы за вас всякого порвем!" И церковь этот "дар Кремля", к сожалению, приняла".

"Позиция отца Чаплина по поводу наказания для участниц Pussy Riot отчетливо позволяет увидеть, к какой вере на самом деле принадлежат наши эксклюзивные торговцы безакцизным табаком и спиртным, рейдеры в рясах с улицы Серафимовича, — считает Антон Носик. — К учению Христа их требование жестокой светской расправы над богохульниками и святотатцами имеет не больше отношения, чем их стяжательство, сребролюбие, мерины класса Pullman, часы за миллион и отъем соседских квартир. Христос, как мы помним, за распятых разбойников молился, и просил Отца Своего небесного облегчить их страдания.

А привлечение светских властей к наказанию святотатства и богохульства — отличительная особенность иранских шиитов и саудовских ваххабитов. Именно они казнят за непочтительное отношение к Аллаху и его культу. И именно с них берут пример наши сребролюбивые клерикалы, призывая казни земные на головы отступников".

"Дорого бы дал, чтобы посмотреть, как извивались "православные государственники" на предмет "кощунства" и "святотатства" в том случае, если бы Pussy Riot в то же время, в том же месте и в той же форме пропели бы В.В. Путину не хулу, а аллилуйю. Но, наверное, промолчали бы. Тут, понимаешь, Христос Спаситель, а тут — Владимир Владимирович. Понимать ведь надо, кто важнее на данном историческом этапе. Они понимают", — иронизирует Дмитрий Бавырин.

"Почему никто до сих пор так и не перевел название группы? — задается вопросом Дмитрий Шушарин. — А ведь это точнее всего — "Бабий бунт". Как и то, что "кощунство и святотатство" никакого отношения к христианским святыням не имеют. И по месту, и по тексту это оскорбление величества, отрицание божественной сущности императора, отрицание сакральности светской власти, ее профанация в прямом смысле этого слова.

Акция Pussy Riot имеет глубокий христианский смысл. Она церковна.

А реакция на нее отчасти объясняется желанием выслужиться перед Путиным, но у очень многих вызвана оскорбленным чувством приверженцев культа императора, но не как отца нации, а как альфа-самца. Особый цинизм этого кощунства в том, что это протест женщин против того, кто претендует быть не всеобщим папиком, а общим сексуальным партнером. Недаром по сети разошелся ролик, в котором рогозинский штурмовик бьет женщину по лицу. Люди интуитивно ощутили, что вот оно — главное во всей этой истории. Комплекс насильника-импотента, недомужчины, который не в состоянии вступать в партнерские отношения с женщинами.

Ситуация усугубляется тем, что имидж альфа-самца был выбран Путиным двенадцать лет назад, в противовес образу Ельцина. Но "смешон и ветреный старик, смешон и юноша степенный". Пора становиться pater familias, недаром путинское окружение заговорило о славных брежневских временах. Но этого не позволяет сама природа путинской власти, неустойчивость его вертикали, его неспособность к цивилизованным методам управления, постоянно находящегося в ручном режиме.

Молодящийся вождь вынужден носиться по стране, носить куртки вместо пальто, ходить по морозу с непокрытой головой, изображать первого парня на деревне. И тут такой удар со стороны девок… Подлый бабий бунт".

"Вначале я отнесся к акции в храме с нешуточным раздражением. Но сейчас бранить скандалисток уже не хочется. Если они и виноваты, то получили за это с лихвой, — уверен писатель Борис Акунин. — С омерзением отношусь к сервильности нашей правоохранительной и судебной системы, которая в очередной раз продемонстрировала рабскую готовность исполнять волю начальства вопреки закону и здравому смыслу. С какой, спрашивается, стати девушек держат в тюрьме и даже под залог не выпускают? Интересно также, была ли бы реакция властей столь же жесткой, если б хулиганки пели свои частушки за Путина?

А недоумение у меня вызывает иррациональное поведение РПЦ. Про смирение и прощение, про правую и левую щеку я промолчу, не буду соваться в религиозные дела. Я про другое. Церковь, кажется, очень хочет быть грозной и державной, хочет, чтоб ее не любили, а страшились. Это, несомненно, вызовет (уже вызвало) неприятие у многих верующих людей и, безусловно, подорвет уважение к патриархии. Кажется, патриарх вслед за Путиным принял решение отказаться от всякой борьбы за моральное влияние на так называемую продвинутую часть общества. И это еще полпроблемы. Возник не только конфликт между патриархией и светским обществом, но и наметился раскол внутри самой паствы. Если РПЦ и дальше собирается действовать столь же агрессивно, вполне возможно возникновение антиклерикального движения под лозунгом "Попы уже достали!" или даже какой-нибудь атеистической партии".

Обсуждалось в блогосфере и скандальное переиздание сказки Александра Пушкина "О попе и о работнике его Балде" в редакции Василия Жуковского, где с одобрения церкви поп заменен купцом. Писатель Леонид Каганов отреагировал в стихотворной форме:

…Можно получить на всю катушку, если кто об этом сообщит. 
От таких, как ты, товарищ Пушкин, изолятор следственный трещит. 
Вреден, некрасив и непотребен, и реально кончится бедой 
Этот твой, простите, панк-молебен — о попе с работником Балдой. 
Просто надо думать головою. Чтоб не оказаться вдруг, шутя, 
Там, где буря мглою небо кроет, вечно вихри снежные крутя. 
Потому что церковь — не игрушка. Сам потом завоешь от тоски: 
Няня, скажешь, няня, где же кружка, миска, ложка, паспорт и носки?

Ну и венчает все это обсуждение история с квартирой в Доме на набережной:

"Энтузиазм, с которым московские суды принимают решения в пользу патриарха и его элитной квартиры, объясняется, наверное, только тем, что на них снизошел дух святой, открыв им сокрытую от прочих истину, — пишет радиожурналист Владимир Варфоломеев. — "Патриарх Кирилл уже в ближайшее время может значительно улучшить свои жилищные условия. Его представители сумели добиться наложения ареста на квартиру в престижном "Доме на набережной", которая принадлежит врачу-кардиохирургу, бывшему министру здравоохранения Юрию Шевченко, и располагается по соседству с жилищем патриарха Кирилла (Владимира Гундяева).

Суд решил, что именно ценой собственных апартаментов Шевченко может возместить непоправимый урон, нанесенный имуществу Гундяева. Мебель и книги патриарха оказались покрыты слоем пыли, которая, как посчитали служители Фемиды, прилетела из ремонтируемой квартиры экс-министра. Строительная пыль оказалась буквально на всех предметах в квартире патриарха, в результате мебель, ковры и шторы пришли в полную негодность. Вскоре в Замоскворецкий суд бы подан иск к Шевченко на сумму в 26 млн рублей. Столь внушительная сумма включала в себя следующие пункты: перевозка предметов из квартиры Гундяева и обратно — 376 тыс. рублей, ремонт квартиры — 7,3 млн рублей, аренда аналогичной жилплощади на время ремонта — 2,1 млн рублей, испорченная мебель и предметы интерьера — 2,6 млн рублей, спецочистка 970 книг — 6,3 млн рублей, уборка имущества — 151 тыс. рублей".

Не иначе, в квартире патриарха хранятся оригинальные списки Евангелия, очистка которых от строительной пыли стоит по 220 долларов за каждую".

"История с судом, выигранным патриархом Кириллом у экс-министра здравоохранения Шевченко, имеет еще один важный и, на мой взгляд, недооцененный аспект, — резюмирует главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов. — Юрий Шевченко тяжело болен, он завещал свою квартиру дочери. Арест квартиры по решению суда должен воспрепятствовать передачи ее по наследству. Остается дождаться, и тогда квартира в кармане.

Как-то не очень, Ваше Святейшество…"

"У каждого должно быть на этой земле место, где ему привольно"

[Error: Irreparable invalid markup ('<img [...] привольно"">') in entry. Owner must fix manually. Raw contents below.]

<!-- temp_classes = ['bbtext', '_ga1_on_'] --> <img src="http://static.newsland.ru/news_images/928/big_928911.jpg" alt="Новость на Newsland: "У каждого должно быть на этой земле место, где ему привольно"" class="image"><p><em>Мне кажется, у каждого должно быть на этой земле место, где ему хорошо и привольно</em></p> <p>Обычно Биркин звонит по ночам. У него там в Тахте на Нижнем Амуре разгар рабочего дня, когда в Москве время сладких снов. Он это прекрасно знает, однако полагает, что может звонить, когда захочет, ибо его потребность поговорить со мной - априори важнее моих сладких снов.</p> <p>- Ну, что, фальсификатор хренов! - бодро начинает разговор Биркин (ни "здравствуй", ни "как дела", - это все сантименты). - Опять выборы подтасовал?!</p> <p>Биркин знает, что я работаю в правительственной газете, и по его представлениям я - в ответе за всю власть на территории Российской Федерации. Он еще минут пять выказывает осведомленность в оппозиционных претензиях к ЦИКу, премьеру и президенту, затем ласково спрашивает: а ты че молчишь, пьяный что ли? Терпеть это дальше в третьем часу ночи становится непереносимым, и я перехожу в тотальное наступление.</p> <p>- Слушай, Биркин, - говорю я, - у тебя откуда деньги на частный разговор с Москвой? Ты уже десять минут несешь какую-то несистемно-оппозиционную околесицу и, судя по всему, закругляться не собираешься. А может быть, ты, Биркин, нашакалил "капусты" у Госдепа? И теперь на халяву раззваниваешь по всей стране всякую хрень своим вражеским голосом! Подумай, Биркин, на чью воду ты льешь мельницу? Тьфу, на чью мельницу ты льешь воду?</p> <p>Биркин чрезвычайно доволен: во-во, я же говорю - ты пьяный в стельку!</p> <p>Так вот мы с ним и разговариваем.</p> <p>Вообще-то Юрий Иванович человек добрый и даже застенчивый. Его бесконечное хамство - оборотная сторона медали, на лицевой стороне которой - святая доброта и редкая начитанность. Биркин, например, свободно, безо всякой помощи литературных критиков, читает Бродского и иногда делится со мной довольно точными наблюдениями. Ну, склонность к Бродскому мне понятна: поэт любил "водичку" (сначала невскую, потом венецианскую), а Биркин по образованию ихтиолог. Кстати, когда мы познакомились, работал Юрий Иванович рыбосчетчиком. Есть такая профессия - считать красную рыбу, заходящую на нерест в горную дальневосточную речку Ул. Там, на высоком берегу чистейшего Ула, стоит зимовье, где Биркин проводил время с лета до глубокой осени. Туда, в это зимовье, мы с двумя-тремя друзьями наведывались к нему каждый август. Боже, какое это счастье! С горки было видно море тайги, где в радиусе двухсот километров не существовало человеческого жилья. В прохладном быстром Уле водилось множество ленков и хариусов. И поскольку стада заходящей на нерест кеты намного превышали возможности реки, эти рыбины тоже набрасывались на наши спининговые блёсны. А ковры из подосиновиков и маслят, а поляны голубики и брусники!.. А брусничный чай, а жареный хариус, а уха из ленка, а копченый таймень! А разговоры с Биркиным на берегу у костерка до рассвета, когда предельно ясно становится, чего же ты стоишь на самом деле, без должностей и наград!..</p> <p>Сначала мы бывали там каждый год, потом - через год, потом - через два. Последний раз мы ночевали в его зимовье на Уле десять лет назад. И все десять лет после этого собираемся туда, говорим, мечтаем, бодримся.</p> <p>Чтобы попасть к Биркину, надо лететь семь часов до Хабаровска, оттуда двое суток идти по Амуру до города Николаевска в устье реки, оттуда несколько часов на частном катере через два озера - Орель и Чля до брошенного поселка Кульчи, оттуда по реке Джапи до едва заметной в кустах тропинки, оттуда по этой самой тропинке полтора часа через марь, потом в сопку, потом еще километра полтора через редкий лесок, - и вот оно зимовье, под которым знакомо шумит веселый Ул.</p> <p>Всякий раз мы говорим: бог даст - будем там снова. Но годы идут и каждый из нас рано или поздно начинает понимать: не даст.</p>